Другое кино poster_SCOOP

Published on Декабрь 4th, 2012 | by admin

0

СЕНСАЦИЯ / SCOOP

Великобритания, США, 2006, 96 минут, цветной
на англ. языке с русскими субтитрами

Постер фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

автор сценария и режиссер
ВУДИ АЛЛЕН

оператор
РЕМИ АДЕФАРАСИН

в ролях:
СКАРЛЕТ ЙОХАНСОН
ХЬЮ ДЖЕКМЕН
ВУДИ АЛЛЕН
 и другие…

 

НАГРАДЫ И НОМИНАЦИИ (состояние на февраль 2007)

Номинация на испанскую национальную кинопремию Гойя в категории «Лучший европейский фильм», Мадрид, Испания, 2007

 

ССЫЛКИ

Официальный сайт фильма (на англ. яз)

Сондра: О, ты из тех, кто видит стакан наполовину пустым.
Сид: Нет, я всегда вижу стакан наполовину наполненным. Ядом.
Цитата из фильма

Кадр из фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

Идеальный мужчина. Идеальная история. Идеальное убийство. После неожиданного «Матч-пойнта», поразившего даже скептиков, Вуди Аллен сделал шаг в сторону своего привычного стиля — снял «Сенсацию», разговорную комедию с собой в главной роли. Всё что мы хотели узнать, мы уже знаем, но режиссёр продолжает потчевать нас своей фирменной заговаривающейся речью, слегка трясущимися руками, физиогномикой грустного мима. В новой ленте легко увидеть ироничную и даже пародийную инверсию прошлой картины, веселый перевертыш ее мотивов и персонажей. Вновь действие происходит в Лондоне, и вновь главную женскую роль играет Скарлетт Йоханссон. На сей раз иллюзионист-Аллен и журналистка-Йохансон решают расследовать убийство, о котором им сообщил … призрак.

Перед нами классический Вуди Аллен, тот, что снимает комедию длиной в свою жизнь, тасуя лишь актерскую колоду, лишь иногда меняя надоевших второстепенных героев. Такой дуэт может только присниться: Аллен, сообщающий, что «был рожден в иудейской вере, но позже перешел в нарциссизм», и бормочущий каждому встречному скороговорку вроде «Вы прекрасная личность, при всем уважении я вас люблю, вы гордость своей расы», и Йоханссон, чудо какая хорошенькая, которая пихает его в бок и шипит: «Прекрати называть меня плодом своих чресел!»

Никому в голову не придет заставлять привидения расследовать убийства на основании того, что им рассказывают мертвые жертвы преступлений, и сообщать об этом живым. А ему пришло.
«Сенсация» — очередная энциклопедия под брэндом «Вуди Аллен». Всё что мы хотели узнать, мы уже знаем, но режиссёр продолжает потчевать нас своей заговаривающейся речью, слегка трясущимися руками, физиогномикой грустного мима. Крепко сбитая детективная линия (не Агата Кристи, но, тем не менее) отходит на второй-третий план. И вопрос «почему?» здесь даже не возникает. Для Аллена куда важнее сиюминутность шутки, вспышка остроумия, заготовленный экспромт. Он хорошо чувствует своего зрителя, с лёгкостью выстраивая сюжет, вмещающий в себя всё то, ради чего этот зритель пришёл в кинозал. Количество недовольных сводится к минимуму ещё в процессе сценарной разработки. Заветное directed by Woody Allen многозначительнее любых аргументов.

 

Сид: У тебя день рождения? Пойдем в шикарный ресторан! Ты же любишь макнагетс?
Цитата из фильма

Кадр из фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

Перед нами классический Вуди Аллен, тот, что снимает комедию длиной в свою жизнь, тасуя лишь актерскую колоду, лишь иногда меняя надоевших второстепенных героев. Такой дуэт может только присниться: Аллен, сообщающий, что «был рожден в иудейском вероисповедании, но позже перешел в нарциссизм», и бормочущий каждому встречному скороговорку вроде «Вы прекрасная личность, при всем уважении я вас люблю, вы гордость своей расы», и Йоханссон, чудо какая хорошенькая, которая пихает его в бок и шипит: «Прекрати называть меня плодом своих чресел!»

Никому в голову не придет заставлять привидения расследовать убийства на основании того, что им рассказывают мертвые жертвы преступлений, и сообщать об этом живым. А ему пришло.

Занятно, жанровая игривая «Сенсация» и философско-серьезный «Матч-поинт» постоянно перекликаются друг с другом, с разных сторон подбираясь к задворкам аристократической Англии. Эта общность и эти различия преследуют зрителя на протяжении всего просмотра. С одной стороны, являясь единственным режиссером, который снял псевдодокументальный фильм о самом себе («Зелиг») — Аллен сам сделал половину актерской работы. С другой стороны, являясь режиссером, который выбирает себе постоянных долгоиграющих актрис он, уже второй раз снимает Скарлетт Йохансон в роли американки, попавшей в высшее общество.

Американку как подменили, и теперь она не страдающая алкоголица актриска Нола, а бодрая, говорливая и пугающе оптимистичная Сондра Пронски. Неподдельное восхищение вызывает игра Йоханссон: создать образ задумчивой меланхоличной красотки, по-моему, куда проще, чем образ говорливой, полненькой, хрюкающей и отдающейся почти каждому встречному девушки-журналистки. По-моему, именно за такие блестящие перевоплощения должны вручать награды. Вероятно, с точки зрения работы с актерами, два последних фильма Аллена — такой же эксперимент, как и картина «Мелинда и Мелинда», в которой одна и та же история рассказывается попеременно то в жанре драмы, то в жанре комедии.

На этот раз, попав в Лондон, американка идет брать интервью у известного режиссера, чтобы напечатать его в школьной газете. Эта затея проваливается, когда утром она просыпается в его номере и понимает, что он уже уехал. Предполагаемая карьера находится под угрозой, пока на цирковом представлении в ящике для дематериализации она не встречает призрак мертвого журналиста, открывающий ей страшную тайну серийных убийств и имя преступника.

Духам стоит доверять, и Пронски вместе с мистером Чудини (неудачно пытавшимся отговорить её от этой затеи) отправляются на поиски злодея. Для успеха их разоблачения и последующей сенсационной статьи, им надо теснее познакомиться с предполагаемым убийцей и собрать достаточное количество улик, чтобы убедить общество и полицию.

Предполагаемым злодеем оказывается с детства ушибленный сексапильный аристократ, которого играет Хью Джекман. У этого парня черное есть черное, а белое есть белое, только вот он западает на блондиночек с детскими личиками, и это привносит в сюжет и остроту, и романтичность.

Приучив всех к мысли, что он гений — Вуди Аллен не стесняется беспрестанно цитировать самого себя. Причем, цитаты могут быть как из его фильмов, так и из его жизни. Брожение по улицам Лондона и озорные разговоры в кафе неуловимо напоминают «Манхеттен» с его признанием в любви Нью-Йорку. Человек в шляпке и очках, преследующий убийцу, уже был в «Проклятии нефритового скорпиона». Но впервые при этом все законы триллера соблюдены предельно четко, и порой зритель не на шутку начинает переживать за героев, которые к тому же весьма неосторожны.

Вообще же после этой легкой как пушинка ленты с лейтмотивом из «Лебединого озера» очень хочется позвонить режиссеру и признаться ему в безграничном обожании. Ведь разве можно не любить человека, представляющего себе смерть как предельно мрачное существо с косой, от которого можно легко улизнуть, если что.

По материалам Марины ГАВРИЛОВОЙ, с дополнениями

 

ВУДИ АЛЛЕН. ЖИЗНЬ И СУДЬБА

ВУДИ АЛЛЕНВуди Аллен (англ. Woody Allen, псевдоним; настоящее имя — Аллан Стюарт Конигсберг, англ. Allen Stewart Konigsberg; род. 1 декабря 1935, Бруклин, Нью-Йорк) — кинорежиссёр, писатель, актёр, продюсер.

Еще тридцать лет назад словосочетание «интеллектуальная комедия» было, по меньшей мере, странным. Слишком уж несовместимыми казались эти понятия: «интеллектуальность» предполагала кино для элиты, людей с образованием, помешанных на «серьезных» писателях и фильмах «не для всех». Комедия же традиционно считалась жанром простонародным, рассчитанным на «гогочущую толпу». Даже изящные салонные комедии, которыми славился Голливуд 30-40-х годов, были построены на забавных ситуациях, понятных всем и каждому, а не только тем, кто не выпускал из рук Фолкнера, Стейнбека, Фрейда и Юнга. Для этих интеллектуальных снобов в Европе снимали невероятно умное и, большей частью, невероятно скучное кино, где юмор был редким, и часто незваным гостем. Еще бы: хохмить, рассуждая о «высоких материях», было как-то не принято. Поэтому, неудивительно, что среди столпов авторского кино не было ни одного комедиографа — не считать же, в самом деле, интеллектуальными комедии Чарли Чаплина, или комедийными — полные эксцентрики фильмы Феллини. Интеллектуальных комедий тоже не было — пока не появился он, Вуди Аллен.

Аллен не ассоциирует себя с Голливудом. По его словам, будь в Нью-Йорке хоть одна приличная киностудия, он позабыл бы, где находится Лос-Анджелес. Зато Голливуд любит его — так любит, что терпит бесконечное алленовское ехидство и не устает номинировать Вуди на «Оскары». Голливуд гордится им. Там считают, что Аллен — это ответ Америки на интеллектуальные изыски Европы. Вуди тоже способен умно рассуждать о Юнге и Фрейде, о неврозах и психоанализе, но потом может взять — и безжалостно высмеять и Фрейда, и его хваленые теории, и тех, кто и шагу не ступит без консультации у психоаналитика. Больше того: чаще всего Вуди иронизирует над собой — невезучим, некрасивым нью-йоркским интеллектуалом с кучей комплексов, проблем, зацикленностью на сексе и хронической нерешительностью в ответственный момент. У Аллена получается даже то, что почти не удается другим режиссерам: постоянно смешивая одни и те же ингредиенты, он каждый раз создает новый коктейль. Правда, это всегда его «фирменное блюдо» — «ироническая комедия a-la Вуди Аллен».

Сейчас даже не верится, что такой утонченный интеллектуал, как Вуди, начинал с сочинения гэгов в духе братьев Маркс — популярного в США комедийного квартета, специализировавшегося на грубой «комедии абсурда» — драк, пощечин, флирта и «метания тортов». Но, что поделать, юмор такого сорта всегда пользовался у американцев наибольшей популярностью, а Вуди надо было пробиваться, и, естественно, на что-то жить.

Он переехал в Нью-Йорк, когда ему было меньше двадцати — без денег, без связей, зато с шестнадцатилетней женой Харлин, которой тоже пришлось искать работу. Родители помогать сыну отказались. По их мнению, мальчик из приличной еврейской семьи сначала должен был получить образование, найти свое место в жизни, и только после этого — решаться на такой ответственный шаг, как женитьба. Кроме того, им совсем не нравилась стезя, которую выбрал их сын. «Комедиант — это не профессия, на это не проживешь, — философски заметил Мартин Кенигсберг. — И если ты, Аллен, не способен просто принять это к сведению, учись на своем горьком опыте».

Но Аллен Стюарт Кенигсберг и не думал отступать. Кино захватило его воображение еще в раннем детстве, и он мечтал, что когда-нибудь будет ставить фильмы. Однако, пока приходилось довольствоваться участью литературного «негра», пишущего шутки для популярных комиков — Боба Хоупа и Бадди Хэккета. В 1957 году Аллена «повысили» до редактора телешоу, где он попутно сочинял тексты и выступал как актер. Для гэгмена и сценариста фамилия Кенигсберг еще подходила, но актеру нужно было что-то более простое и благозвучное. Так появился Вуди Аллен.

Первым успехом новоиспеченного актера стали выступления в дорогих ресторанах, где часто нанимали комиков для развлечения посетителей. Колкие, остроумные шуточки неказистого на вид парня нравились публике. Он держался на сцене так, будто попал туда случайно, в первый раз, и понятия не имеет, что делать. Его реплики звучали, как экспромты, а имидж настолько подходил к внешности, что неискушенные зрители и не догадывались, как тщательно все это было отработано — и милая нерешительность, и «оговорки по Фрейду», и нервозность, и ощущение спонтанности.

В реальной жизни Аллен никогда не был «мил и нерешителен». У него, на редкость, твердый, деспотичный характер, он педантичен до занудности, и привык все подготавливать заранее. Легко представить, как была разочарована его жена, узнавшая об этом уже после бракосочетания. Вуди требовал от нее стерильной чистоты в доме, составлял меню, по которому Харлин должна была его кормить, и ехидно комментировал все, что бы она ни сделала. В результате, в конце 60-х годов Харлин подала на развод — а заодно и иск в суд, требуя с бывшего мужа материальную компенсацию за то, что он «презирал ее и высмеивал».

К тому времени Аллен был уже известным голливудским сценаристом. Как актер он имел куда меньший успех, хотя и снялся в нескольких фильмах, в том числе — в знаменитой пародии на «джеймсбондовщину» — «Казино «Ройял». Но его тянуло в режиссуру, и в 1969 году Вуди выпустил свой первый фильм — умную и насмешливую комедию «Хватай деньги и беги», в которой он со знанием дела спародировал популярные тогда фильмы о грабителях банков.

70-е годы стали для Аллена «десятилетием пародий». Его фильмы — «Бананы», «Любовь и смерть», «Все, что вы всегда хотели узнать о сексе, но боялись спросить», «Спящий» — быстро нашли свою аудиторию, с восторгом встречавшую каждую новую работу метра. Вуди же, в свою очередь, радовал поклонников невероятной для режиссера его уровня плодовитостью — складывалось впечатление, что он живет на съемочной площадке и покидает ее только ради беседы с психоаналитиком.

ВУДИ АЛЛЕННа самом деле, времени хватало на все: на игру на кларнете, к которой Аллен пристрастился еще в молодости, на сценарии для других режиссеров, на постоянные выяснения отношений с «подругами жизни». После развода с Харлин вакантное место «музы Вуди» досталось Паулине Каэл, популярной критикессе и большой поклоннице его фильмов. Но, прошло всего несколько лет, и Паулина, громко хлопнув дверью, вычеркнула Аллена из своей жизни, заявив, что ее «достал и этот человек, и его творчество». Еще тяжелее пришлось следующей любимой Вуди — актрисе Луизе Лэссер. Та ходила на цыпочках, во всем повиновалась своему «повелителю», но про себя считала, что никогда еще не сталкивалась с таким махровым эгоистом. «Я интересовала его как нянька, актриса и домработница, но не как жена, — жаловалась она впоследствии. — Мы даже спали, в основном, в разных спальнях». Брак закончился тем, что однажды Аллен, вернувшись от психоаналитика, заявил: «Мой врач сказал мне, что ты не подходишь мне физически».

Естественно, этому бреду Луиза не поверила — и была права. Вуди просто нашел другую женщину — Дайану Китон, сразу же ставшую его музой, актрисой и возлюбленной. С Китон Аллен снял, возможно, лучшие свои фильмы — «Энни Холл», «Интерьеры», «Манхэттен». В «Энни Холл» режиссер впервые попробовал не столько «спародировать», а просто иронически взглянуть на собственную жизнь. «Алленизмы по поводу любви, дружбы, славы, — плюс поэтизация Нью-Йорка», — эта квинтэссенция всех последующих фильмов Вуди впервые проявилась именно в «Энни Холл». Неудивительно, что Киноакадемия была покорена: Аллен «с первой попытки» получил три «Оскара», еще один дали Китон за главную женскую роль. Правда, на церемонию режиссер не пришел — он играл на кларнете в одном из нью-йоркских ночных клубов.
Роман Вуди с Дайаной длился восемь лет — до тех пор, пока в 1979 году она не ушла от него к красавчику Уоррену Битти. Аллен не обиделся, и даже «доснял» актрису в «Манхеттене», но на будущее стал присматривать себе новую музу. Ей стала Миа Фэрроу, хрупкая шатенка с чарующе-наивным лицом и жизнью, похожей на приключенческий роман.

К моменту встречи с Вуди Миа уже успела привыкнуть к тому, что все ее браки, увлечения и разводы неизменно вызывают шумиху в прессе. Это началось еще с рождения — ведь Мария Лурдес Фэрроу была дочкой голливудской звезды Морин О’Салливан, Джейн из «Тарзана». Первый настоящий фурор Миа произвела в 21 год, когда вышла замуж за стареющего Фрэнка Синатру. В 1968 году они тихо расстались друзьями, но через несколько месяцев Миа попала в эпицентр нового скандала — она снялась в фильме Р.Поланского «Ребенок Розмари». Потом было увлечение буддизмом, поездка в Тибет, десятка полтора фильмов, роман с оператором Свеном Нюквестом… К 1982 году Миа уже разочаровалась в мужчинах, и всю себя отдала новому хобби — приемным детям, число которых росло с каждым годом.

Миа казалось, что Вуди послан ей в доказательство того, что мужчинам все-таки можно верить. Он восхищался ее индивидуальностью, считал ее идеальной актрисой и снял ее в 13 своих фильмах, в том числе таких шедеврах как «Зелиг», «Пурпурная роза Каира», «Ханна и ее сестры». Их гражданский брак длился одиннадцать лет, и Фэрроу давно уже смирилась с некоторыми недостатками Вуди — например, его нежеланием жить «одной семьей». Когда они познакомились, Аллену было уже под пятьдесят, и превращать свою жизнь в «детский сад» он не собирался. Поэтому, Миа и Вуди снимали отдельные квартиры, но жили близко — по разные стороны парка. Встав каждый у своего окна, они частенько обменивались знаками.

«Идеальный союз» распался в 1993 году со скандалом — самым грандиозным в жизни Аллена и Фэрроу. Придя как-то к любимому чуть раньше назначенного времени, Миа открыла дверь своим ключом и, не застав мужа дома, стала рассматривать бумаги на его столе. В числе прочего, она обнаружила там конверт с фотографиями, на которых в весьма неприличных позах была снята обнаженная Сун-Ю, старшая из ее приемных детей. Шок и отчаяние актрисы от двойного предательства в комментариях не нуждаются, тем более, что Аллен и не думал отпираться. Более того, по словам Фэрроу, он цинично предложил ей «остаться друзьями» и намекнул, что как актриса она его по-прежнему вполне устраивает. Но теперь уже Миа жаждала вычеркнуть его из своей жизни. В «Мужьях и женах» ей пришлось доиграть — ее связывал контракт, но от роли в «Загадочном убийстве на Манхэттене» она с гневом отказалась.

Пережив тяжелый нервный стресс, Миа наделала немало глупостей — например, подала на Аллена в суд, обвинив его в приставаниях к младшей из ее приемных дочерей — пятилетней Дилан. Но обвинение в педофилии показалось суду необоснованным. У актрисы не было никаких доказательств того, что Вуди «домогался» Дилан. «Провинившейся» же дочери Миа — Сун-Ю — уже исполнился 21 год, и она была вполне совершеннолетней девицей. Неудачной оказалась и попытка лишить Аллена родительских прав на его родного сына, и Фэрроу — с горя — поменяла тому имя. Правда, кипя гневом, Миа по ее словам, все-таки не желала наносить Аллену физических травм. В разгар драмы ей позвонил Фрэнк Синатра и поинтересовался: «Малышка, хочешь — этому мерзавцу переломают ноги?» Миа благоразумно отказалась.

Из этой некрасивой истории Вуди выпутался легко и даже с «трофеем» в лице молоденькой Сун-И. Через несколько лет они поженились, и Аллен объявил журналистам, что «завязывает» с психоанализом, поскольку наконец-то нашел настоящую любовь. Как режиссер он все так же плодовит и от отсутствия Фэрроу ничуть не страдает. В Голливуде любая знаменитость готова сняться у него даже бесплатно. Тем паче, что в отличие от многих режиссеров 70-х годов, уже выдохшихся и снимающих очередную «старую песню на новый лад», Аллен с годами не растерял ни оригинальность подхода, ни чувство стиля, ни искрометный юмор. А события в его жизни лишь придают многим шуточкам из его картин особую пикантность.

(с) Елена Цымбалwww.kinomania.ru

 

 

Кадр из фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

Кадр из фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

Кадр из фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

Кадр из фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

Кадр из фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

Кадр из фильма "СЕНСАЦИЯ / SCOOP"

http://www.horosheekino.ru/SCOOP.htm



Наверх ↑ Избранные статьи редакции