Другое кино sanger_poster

Published on Декабрь 3rd, 2012 | by admin

0

ПЕСНИ СО ВТОРОГО ЭТАЖА / SANGER FRAN ANDRA VANINGEN

Швеция-Норвегия-Дания, 2000 г., 98 мин.

автор сценария, режиссер, монтажер, продюсер
РОЙ АНДЕРССОН

в ролях:
ЛАРС НОРД
СТЕФАН ЛАРССОН
СТЕН АНДЕРССОН
ПИТЕР РОТ

музыка
БЕННИ АНДЕРССОН (участник квартета АBBA)

Призы и награды:

Специальный приз Жюри Каннского кинофестиваля

Премии Шведской киноакадемии «Золотой жук» в номинациях: лучший сценарий, лучший фильм, лучший режиссер, лучший оператор, лучший звук.

Приз кинокритиков на международном кинофестивале в Норвегии

Премия датских кинокртиков за «Лучший неамериканский фильм»

Приз кинозрителей на Международном кинофестивале в Македонии
Ссылки:
Полная информация о фильме: синопсис, пресса, рецензии, фото, информация о режиссере, интервью

Официальный сайт компании «Roy Andersson Filmproduktion AB» (швед./англ.)

Да будут возлюблены бедные-бедные уши,
Да будет возлюблен идущий, стоящий, сидящий,
И прохожий да будет возлюблен со своею женою,
И ближний — владелец рукавов, рубашки и взгляда.
Да будет возлюблен тот, кто заеден клопами,
Тот, кто хлебает воду рваным ботинком,
Тот, кто свершает бденье над трупом хлеба при серных спичках,
Тот, кто палец прихлопнул дверью,
Кто не празднует день рожденья.

Из фильма «Песни со второго этажа»

Стихотворение — собрание ярких образов, фильм — коллекция из оживших апокалиптических картин, у каждой свой сюжет, свой образ, всего их 52. Каждый эпизод снят одним кадром неподвижной камерой (камера движется лишь однажды, в эпизоде на железнодорожном вокзале).

Добро пожаловать в сюрреалистический, абсурдный мир Роя Андерссона! Владелец магазина, чтобы избавиться от кредиторов, сжигает свою лавочку и пытается доказать молчаливым страховым агентам, что это был несчастный случай. Несчастному торговцу являются призраки. Толстые усталые люди грустно готовятся к любовным утехам. Бизнесмен-неудачник прогорает на продаже распятий и, уныло матерясь, свозит их на свалку. Фокусник по-настоящему распиливает несчастного добровольца из публики. По улицам бродят кающиеся маклеры и предаются самобичеванию. Власти приносят в жертву богу девочку, а потом все напиваются и грустят…

Смешались в кучу банкиры и бомжи, дети и столетние старики, сумасшедшие и ученые, живые и мертвые. Здания начинают перемещаться, а машины навсегда застревают в пробках. Все устремляются прочь из безумного города в темпе останавливающегося маятника. У каждого — катастрофа, но каждый в ступоре. Каждый застывает в какой-то крайне неудобной позе, зацикливаясь на своей «коронной» фразе, которую он повторяет как последнее оправдание, последний ответ кому-то, последний аргумент в пользу здравого смысла. Однако тавтология обессмысливает любое высказывание, превращает его в поговорку, в припевочку песни, долетающей «со второго этажа» — с того света.

Время застыло. По вокзалу бродят мертвецы. Мертвецы требуют своего у живых, которым уже ничего не нужно, кроме «прочь отсюда». Драма переходит границы времени, места, языка, этого мира.

Рой Андерссон — это своего рода Эммануил Cведенборг земного мира. Только Андерссон, в пику Сведенборгу, ищет аналог реальности не в небесных сферах, но в самой же реальности, за четыре года изнурительных съемок обработанной до неузнаваемости. Режиссер сравнивает себя с немецкими художниками-экспрессионистами и их «преувеличенной простотой». Эта самая преувеличенная простота и есть лучшая характеристика его метода.

«Фильм совершенно оригинален, а его образы настолько глубоки и выразительны, что врезаются в память», - Premiere.

«Каждая сцена этого фильма как будто сделана эксклюзивно, тщательно и на отдельный заказ. Все они в совокупности составляют восхитительный кинопортрет, который заполняет собой каждый миллиметр экрана», - Movie Magazine International.

«Песни со второго этажа» — ценнейшее и редчайшее киновпечатление», - San Francisco Examiner.

«Эксклюзивный режиссерский стиль и безукоризненное чувство юмора. «Песни» виртуозно утоляют жажду по другому кино, старому, доброму, авторскому стилю», - Ваш досуг.

«Запредельно черная сюрреалистическая комедия — реальная сенсация Канского фестиваля», - ОМ.

«Песни» оказались нешуточной real thing: полуторачасовая с хвостом некрофильская вариация на тему диссидентского стиха перуанца Сесара Вальехо «Благословен будь сидящий», осуществленная в виде 52-х сумрачных tableaux vivant, переполненных по-скандинавски меланхолическим отчаянием и апокалиптическими предзнаменованиями», - Искусство кино.

РОЙ АНДЕРССОН О «ПЕСНЯХ СО ВТОРОГО ЭТАЖА»
// Отрывки из беседы с Николасом Шмеркиным для специального каннского выпуска журнала Reperages (№12, май-июнь 2000)

Когда вам впервые пришла в голову идея начать работу над этим проектом?

«Идеи для некоторых сцен появились еще 20 лет назад, но можно сказать, что фильм одновременно новый и старый, по той простой причине, что главный источник вдохновения — жизнь сама по себе.

Меня также очень вдохновляет живопись. Я хотел создать фильм, который не следовал бы обычной англосаксонской форме, а скорее был бы «ассоциативным» (против — «нарративный» (прим. редактора). Я думаю, в этом отношении я не добился абсолютного успеха, так как не просто этого избежать в более или менее линейной структуре».

Зачем нужно было бросать вызов правилам?

«Я хотел создать нечто отличное, и я устал от стиля, в котором были сняты мои первые два полнометражных фильма, — они были достаточно «правильные». Я почувствовал, что больше не могу идти этой дорогой».

Что привело вас к съемкам рекламы?

«Ушли годы на то, чтобы построить мою компанию и заставить ее работать как сейчас, все благодаря рекламе. Я бы никогда не смог экспериментировать и развивать свой стиль в рамках традиционных структур производства».

С какими принципиальными проблемами вы столкнулись на этих эпических съемках?

«Трудности с финансированием. У меня не было структурированного сценария, а учреждения привыкли к стандартным. Никакой возможности обсуждения. Я не мог заставить их понять, что я хотел делать. Так что я решил снять часть фильма, чтобы просто показать, на что это будет похоже. Я ждал, пока станет возможно самостоятельно финансировать первые пятнадцать минут фильма, чтобы подать пример… После этого многие захотели принять участие в финансировании, в первую очередь норвежские вещательные компании и учреждения, потом французские и немецкие. Очевидно, я предпочел бы, чтобы это случилось намного раньше».

Могли бы вы подумать в начале, что все это займет четыре года?

«Нет, я думал, уйдет года три. Первый год был очень сложным, так как у нас не было вообще никакого финансирования, и мы были вынуждены сделать перерыв. С другой стороны, я не был полностью уверен насчет того, как должен развиваться сюжет. Были некоторые серьезные моменты, которые я хотел вставить в фильм, и было трудно их соотнести со всеми остальными темами. Время также позволило мне порассуждать над этим без чрезмерного напряжения, я вее тщательно продумал и смог решить проблемы с декорациями, что в свою очередь дало мне возможность подобраться к сути.

Матисс однажды сказал, что вынужден убирать с холста все, что не является абсолютно необходимым. Чем больше уходит времени, тем проще и прямолинейней все становится. Трудно быть точным. Очень важно сохранять уверенность в себе».

Когда вы понимаете, что сцена доведена до совершенства?

«Это можно почувствовать, но нельзя объяснить. Я чувствую, что Матисс был точен. Вам, наверное, кажется, что я говорю какую- то тарабарщину»! (смеется)

Означают ли съемки в собственной студии полный контроль?

«Я снимаю без сценария и без сюжетных рамок. Я предпочитаю эксперементировать, как живописец. Пробовать разные углы зрения, концепции, диалоги, персонажи, цвета, позиции. В этом преимущества студии. И это невозможно осуществить при постоянном давлении продюсеров. Я могу смотреть в камеру и работать день напролет».

Как бы вы определили свой стиль?

«Диалоги и ситуации очень просты. Можно назвать мой стиль и «тривиализмом» (смеется) или «абсурдизмом». Смесь абсурда и экспрессионизма. Мне очень нравятся немцы из «Neue Sachlichkeit» (Макс Бекман и Отто Дикс) с их преувеличенной простотой. Мои примеры скорее из художественной области, чем из кинематографической».

Ваш фильм посвящен перуанскому поэту Цезарю Валльехо…

«Впервые я услышал о нем в 1974-м. Вдохновение для фильма я черпал из одного его стихотворения, «Споткнувшись между двумя звездами». Я нахожу это стихотворение очень возвышенным и особенным. Уязвимый и ответственный взгляд на положение человека. Я был удивлен тем, что один человек может нести ответственность за всю людскую расу, страдания мира и воспринимать людей как ранимых созданий. Я верю не в высшую силу, а скорей в такие человеческие качества как ответственность, ненависть и способность сожалеть, совестливость. Я чувствую, что близок к религиозной концепции, при условии, что из нее убрали отношения с Богом. Мне интересна вина в других и в ближних наших. Персонажи фильма рассматривают Христа просто как хорошего человека. Не как сына божьего, а как человека, которого «распяли, потому что он был слишком добр».

Вам не жалко огромного количества времени, потраченного на съемки?

«Нет сомнения, что несколько продуктивных лет потеряно, лет, за которые я мог бы снять еще пару фильмов и еще поэксперементировать. Вообще-то, я отстал! Когда кто-то начинает сокрушаться по поводу потерянного времени, я говорю себе, что не так долго и осталось, и главное, что у меня есть энергия продолжать, но я не чувствую меланхолии. Я утешаю себя тем, что Бунюэль снял свои лучшие фильмы между 60-ю и 80-ю годами. Так что, надеюсь, мне предстоит дожить до лучшего периода в своей жизни»!
(смеется).

http://www.arthouse.ru/attachment.asp?id=275

РОЙ АНДЕРССОН. КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ.

Родился в Гётеборге (Швеция), в 1943 году. Изучал литературу (диплом о методе математического измерения экспрессионистического драматического искусства), а с 1967 года кинематографию в Шведском Институте Кинематографии, который закончил в 1969 году. В это время ему предложили стать режиссёром рекламных роликов. Его дебютом была реклама дезодоранта Мам 21, и этот ролик получил Каннского Льва на фестивале рекламы.

Успех позволил ему найти продюсера и снять первый полнометражный фильм «Шведская история любви» (A Swedish Love Story) в 1969 году, еще до окончания учебы, который получил Гран-При на Международном Берлинском кинофестивале. Его дебютный фильм стал класикой, его второй фильм, «Гилиап» (Giliap), был открывающим фильмом режиссёрского двухнедельника Каннского Кинофестиваля в 1976 году. Хорошее начало… перед провалом.

Удручающая критика и финансовый провал «Гилиапа» в Швеции (во Франции он шёл три месяца) разрушили уверенность режиссёра. Андерссон вынужден был снимать рекламные ролики, но он всё еще мог позволить себе выбирать заказчиков и продолжал внедрять свой ритм и стиль. Доходы от рекламы помогли преодолеть банкротство и купить 35-ти миллиметровую камеру, а в 1981 создать собственную «Студию 24″. Немного режиссёров может позволить себе такую роскошь, но Андерссону нужно было шлифовать планы, экспериментировать, подбирать цвета, менять расположение элементов в кадре, чтобы найти идеальную композицию.

Студия 24 (Studio 24), независимая продюсерская компания, расположенна прямо в центре Стокгольма. Оборудованная двумя съёмочными павильонами, монтажной, звукооператорской, кинотеатром, складом декораций и костюмерной и, что важно, преданной командой, эта веселая мастерская позволяет продюсировать и создавать собственные фильмы в полной свободе и таким образом ставит фильммейкера в уникальное положение в киноиндустрии.

В многочисленных рекламных роликах Андерсон выработал свой уникальный стиль, который сильно повлиял на его полнометражные работы: его конек это долгие кадры, снятые под широким углом за один дубль в парадоксальной, бурлескной манере. Эти ролики были отмечены наиболее престижными наградами, в частности, восемью Каннскими Золотыми Львами.

Две короткометражные ленты Андерссона «Что-то случилось» (Something Happened), а затем «Мир славы» (The World of Glory) позволили ему отшлифовать своё мастерство и стиль и овладеть планированием видеоряда. Эти работы побывали на ряде международных фестивалей, получив наиболее престижные призы.

В 1996 году Андерссон приступает к съёмкам «Песен со второго этажа» (Songs From the Second Floor), которые растянулись на четыре года.

http://www.horosheekino.ru/sanger_fran_andra_vaningen.htm



Наверх ↑ Избранные статьи редакции