Другое кино cc19ca1a83cc

Published on Декабрь 3rd, 2012 | by admin

0

КРЕМАСТЕР 2/ CREMASTER 2

США, 1999, 80 мин.

 

Кремастер2

автор сценария и режиссер:
МЭТЬЮ БАРНИ
оператор
ПИТЕР СТРИТМЕН
музыка
ДЖОНАТАН БЕПЛЕР
в ролях:
НОРМАН МЕЙЛЕР
МЭТЬЮ БАРНИ
ЛОРЕН ПАЙН
СКОТТ ЭВОЛТ и др

ССЫЛКИ
Официальный сайт фильма(на английском языке)

 

Вторая часть из легендарного сюрреалистического киносновидения в 5 фильмах «Кремастер», снимавшегося на протяжении 8 лет выдающимся молодым американским художником-концептуалистом, перформансистом, скульптором и режиссером Мэтью Барни (по совместительству супругом певицы Бьорк). Смысловая структура его эпического шедевра сложна и многогранна: фантастические образы сплетаются в многоярусную систему аллегорий и метафор. Фактически фильмы Мэтью Барни представляют собой масштабные художественные акции, переложенные на видеоплёнку, при этом в изобразительный ряд фильма причудливо вплетаются картины и «скульптуры» из вазелиноподобной массы, принадлежащие рукам самого Барни. Но дешифровать все тайные образные коды в эстетической системе «Кремастера» для простого зрителя не так уж и важно, ибо Барни умудряется в каждом кадре ухватить истинную суть искусства — создавать чувство изумления и восторга от неземной красоты.

“Кремастер 2”, как и весь цикл, имеет несколько уровней восприятия. На биологическом, этот фильм выстраивает образы, связанные с фазой зародыша, когда происходит половое разделение и нарушается, по замыслу Барни, мировой баланс, гармония. На другом метафорическом плане происходит регрессивное движение, от человека к образу пчелиного улья. Фильм основан на истории Гэри Гилмора — убийцы, прославившегося, поскольку он был первым преступником, казненным после того, как Верховный суд США восстановил смертную казнь. Гилмор добровольно выбрал смерть, отказался от прошения о помиловании, хотя уговаривали его бороться до конца многие — в частности, поп-звезда Джонни Кэш. По его персональной мифологии, он видел себя трутнем, обреченным на гибель. Повествование движется вспять, от 1973-го года — казни Гилмора — к 1893-му, когда знаменитый иллюзионист Гари Гудини показал один из самых известных своих трюков на Всемирной Выставке. В возвращении к более низким формам жизни Гилмор находит искусство “побега” из действительности и воображает легенду о собственном происхождении от Гарри Гудини, считая его своим дедом, женившимся на царице пчел. Эти мифологические допуски и петли у Барни индивидуальны и воплощены по произволу художника, а не психологического детектива или документалиста. На роль Гудини Барни пригласил писателя Нормана Мейлера, автора документального романа «Песнь палача» о судьбе Гэри Гилмора.

Событийный срез – история преступления и казни Гилмора – подан в духе готического вестерна. Он убивает служащего бензоколонки, мармона, выстрелом в затылок на кафельном полу туалетной комнаты. Этот случай в 1977 г. широко обсуждался в Америке, и в принципе ситуация складывалась так, что приговор мог быть смягчен, однако Гилмор отказался от апелляции и сам принял мармонское верование во спасение души убийцы через заслуженную казнь. Сцены казни поставлены как ритуал родео, разворачивающийся на соляном острове в Айдахо. Гилмора сажают на ритуального быка, на котором он и “въезжает” в смерть. Эти кадры перемежаются панорамными видами бесконечных великолепных горных пейзажей, обещающих откровение в суровой замкнутости.

Фатальный бык Гилмора фантастичен: это какой-то выдающийся экземпляр, почти ожившая керамическая статуя животного с бугристым крупом, напоминающим подводные валуны с керамическим фиолетовым отливом, он выкидывает передние ноги, ступая, хочется сказать, всей пяткой — как есть у Платонова “босые лошади” — на зеркальную эластичную поверхность соляной отмели, и это матовое зеркало – символ анимы, души преступника. Люди шерифа ведут быка на сверкающую солью арену за растянутые веревки, привязанные к рогам. В финале Барни возвращает нас к началу 20-го века, в ангар Колумбийской промышленной выставки, где появляется Гудини, только что закончивший свое очередное выступление. Публика разошлась, рабочие складывают стулья. К артисту подходит царица пчел, которая знакомится с Гудини, соблазняет мага и становится бабкой героя фильма. Так замыкается сюжет “Кремастера 2”.

Нэнси Спектор, сотрудница нью-йоркского музея Гуггенхайма и куратор выставки «Кремастер»:
Образ Гудини очень важен для автобиографической линии «Кремастера», поскольку Мэтью Барни считает себя alter ego, реинкарнацией великого иллюзиониста. Это длинная история. До того, как он начал заниматься искусством, Мэтью хотел стать спортсменом и много тренировался. Его восхищала идея самодисциплины и физических упражнений, и он видел в Гудини образец человека, который сумел преодолеть физические ограничения путем тренировок своего тела, и почти превратился в машину. Мэтью взял образ этого человека и использовал в своей работе.

Сюжетной линии с Гилмором и Гудини в «Кремастере-2″ сопутствуют еще две темы: пейзаж как свидетельство — съемки ледников и соляных озер — и жизнь пчел, метафорически объясняющая потенциал движения вспять, освобождения от предначертанной участи. Сам Гилмор представлен трутнем, обреченным умереть после спаривания с королевой пчел. Актеры, играющие родных Гилмора, затянуты в тугие корсеты, превращены в насекомых с осиной талией. Суд над Гилмором Барни переносит в мормонский храм — убитый Гилмором служащий заправочной станции был мормоном -, и этот зал с его огромным органом напоминает соты. Гилмора казнят на арене из соли, где проходит тюремное родео. В финале картины Гудини заканчивает магический акт, и вокруг него рассыпаются ледяные ульи. В третьей части цикла, где все пять глав фильма рассматриваются в образах масонской иерархии, «Кремастеру-2″ соответствует вторая степень посвящения.

 

http://www.horosheekino.ru/cremaster2.htm

 



Наверх ↑ Избранные статьи редакции