Другое кино poster_kfl

Published on Декабрь 3rd, 2012 | by admin

0

КОРОТКИЙ ФИЛЬМ О ЛЮБВИ / KROTKI FILM O MILOSCI

6-й фильм цикла «Декалог», Польша. 86 мин, 1988 г.

Постер фильма "КОРОТКИЙ ФИЛЬМ О ЛЮБВИ / KROTKI FILM O MILOSCI"

авторы сценария:
КШИШТОФ ПЕСЕВИЧ
КШИШТОФ КЕСЛЕВСКИЙ

режиссер
КШИШТОФ КЕСЛЕВСКИЙ

оператор
ВИТОЛЬД АДАМЕК

композитор
ЗБИГНЕВ ПРЕЙСНЕР

продюсер
РЫШАРД ХУТКОВСКИЙ

в ролях:
ГАРЖИНА ШАПОЛОВСКА
ОЛАФ ЛЮБАШЕНКО
СТЕФАНИЯ ИВИНЬСКА
ПЕТР МАХАЛИЦА

 
НАГРАДЫ И НОМИНАЦИИ

Национальный кинофестиваль в Гдыне, Польша, 1988: гран-при «Золотой лев», а также призы за лучшую операторскую работу (Витольд Адамек), лучшую актрису (Гаржина Шаполовска) и лучшую актрису второго плана (Стефания Ивиньска).

Награды международного кинофестиваля в Сан-Себастьяне, 1988: приз международного католического жюри, специальный приз жюри.

Международный кинофестиваль в Сан-Паоло, 1989: приз зрительских симпатий в категории «Лучший фильм».

 

Кадр из фильма "КОРОТКИЙ ФИЛЬМ О ЛЮБВИ / KROTKI FILM O MILOSCI"По поводу шестой части цикла «Декалог», по-своему соотносящегося с десятью ветхозаветными заповедями, неслучайно могут возникнуть сомнения, к тому же спровоцированные и ее запутывающим названием. Утонченный, нежно-печальный, элегически-сострадательный рассказ о робкой, беззащитной любви в мире разобщенности, дефицита человеческих чувств, пошлости и грубости реальной жизни неизбежно вызывает в памяти уже новозаветную добродетель из нагорной проповеди Иисуса Христа: «Возлюби ближнего своего». И никак не хочется согласиться, что «Короткий фильм о любви» является как бы «экранизацией» более категоричных, запрещающих максим старца Моисея: то ли «Не пожелай жены ближнего своего», то ли «Не прелюбодействуй» — суть, в общем, одна и та же.

Трудно не проникнуться истинным сочувствием к застенчивому, скромному 19-летнему Томеку, который живет на квартире уехавшего друга и, получив от него в «наследство» также подзорную трубу, наблюдает за окнами противоположного дома, таким образом влюбившись на расстоянии в 30-летнюю Магду, часто приглашающую к себе мужчин по вечерам. И вновь происходит смещение акцента — персонаж, преступивший святую заповедь, выглядит живым человеком, со вполне простительными слабостями и заблуждениями, самостоятельно, хотя и запоздало осуждающим себя за прегрешения. А Магда, косвенный «участник греха» (или же сама прелюбодействующая, косвенно напоминающая Марию Магдалину?!), не может не осознать, что неожиданно влияет своими поступками на чужую судьбу и подталкивает совсем постороннего человека к попытке самоубийства.

Извечный вопрос «Кто виноват?» теряет свой смысл. Грешен ли Томек, подглядывающий за любимой женщиной, с которой даже не решается познакомиться? Аморальна ли Магда, ведущая не очень праведный образ жизни, все-таки цинично и унизительно обошедшаяся с по-юношески наивной влюбленностью своего молодого соседа? Или же безнравственно в первую очередь общество, которое заставляет нас чуть ли не во всем довольствоваться суррогатом — от блочных неотличимых домов до превратившихся в эрзац человеческих чувств, вынуждает лишиться доверия и уважения друг к другу, терпимости, такта и деликатности в общем существовании, в едином «общебытии» (поскольку слово «общежитие» давно утратило свое высокое философское значение)?!

Кадр из фильма "КОРОТКИЙ ФИЛЬМ О ЛЮБВИ / KROTKI FILM O MILOSCI"В том, как судьба сводит вместе людей, испытывая, искушая, ставя перед необходимостью выбора и совершения тех или иных поступков, определяющих для всей жизни, в том, как раскрывается тесная связь прежде далеких один от другого, легко увидеть ссылку на абсолютную детерминированность, заранее обусловленную зависимость всего происходящего от некоего рока, высшего предназначения, воли Создателя, Божественного Провидения. А следование библейским заповедям выступает как единственная гарантия, предохранение Господне от ошибок и опасностей, от всех «лукавых соблазнов», подстерегающих неопытные души. Но будучи католиком по воспитанию, моралистом по убеждениям и художником, всегда тяготевшим к подробному, детальному, психологически точному анализу нравственных проблем, взаимоотношений людей между собой и с обществом, Кшиштоф Кесьлёвский в большей степени верит во внутреннюю логику жизни, в самого человека. Люди все-таки способны без внешнего принуждения, страха наказания (вплоть до угрозы смерти), а находя в себе скрытые силы, «резервы души», противостоять житейским искушениям, отказываться от бесчестного пути, прислушиваясь к голосу собственной совести. И победа добра над злом (если мыслить такими общими категориями), а на уровне обыденной жизни — в нравственных поступках человека, в естественном соблюдении всех выработанных человечеством за долгие века норм поведения, все же невозможна только в одиночку, без поддержки и участия, сопереживания и понимания других людей и всего человеческого сообщества. Нельзя быть святым, морально чистым, не прегрешившим в мире, где существуют грех, несправедливость, зло.

Постер фильма "КОРОТКИЙ ФИЛЬМ О ЛЮБВИ / KROTKI FILM O MILOSCI"«Короткий фильм о любви» кажется проще и безыскуснее яркого по форме, сложного по композиции, причудливого по стилю «Короткого фильма об убийстве». Конечно, есть определенный изыск и в том, как меняются местами Томек и Магда. И вот уже эта женщина, которая почувствовала жестокость своего обращения с юношей, прониклась состраданием после его глупого желания уйти из жизни, начинает сперва из любопытства, а потом и напряженно вглядываться в окуляр подзорной трубы — именно из квартиры Томека и как бы уже его глазами постигая себя, обретая острую потребность в утешении, отпущении грехов отнюдь не в сакральной, а в душевной исповедальне человеческих чувств.

Эта лента — действительно о любви, о той тонкой и непрочной нити, которая внезапно связывает двоих, ранее одиноких, помогая им по-человечески уцелеть, вместе пройти уготованный путь. Но прежде всего — картина о любви человека к человеку, когда некто другой уже выключен из толпы, отделен от множества рядом живущих, приближен благодаря увеличительному стеклу, вышел на крупный план. Любить, по мысли Кесьлёвского, означает сделать кого-то дальнего ближним своим. Апостольская антиномия «как в зеркале»-»лицом к лицу» отражает неизбывную тоску по недостижимому идеалу в постижении Бога, истины человеческого существования, другой личности. Но любое усилие по преодолению отчужденности пространства и мира (через любовь к отдельному индивиду — любовь ко всему человечеству) все равно способствует «очищению тусклого стекла», позволяет «не отступаться от лица». Придуманный режиссером вроде бы немудреный прием с подзорной трубой дает удивительную возможность для метафорического, метафизического истолкования, в общем, банальной истории, наполненной мелочами быстротекущей, сиюминутной, непримечательной жизни, «среднеевропейской», типичной для горожан ХХ века.

С.Кудрявцев
28.06.1999

 

О РЕЖИССЕРЕ КШИШТОФЕ КЕСЛЕВСКОМ

Жизнь: 27 июня 1941 — 13 марта 1996

Кшиштоф Кесьлевский

Кшиштоф Кесьлевский родился в Варшаве, Польша. Окончил режиссерский факультет Лодзинской киношколы в 1969. Во время учебы снял короткометражные ленты «Трамвай», «Учреждение», «Концерт по заявкам», «Съемка». Затем работал на студии документальных фильмов в Варшаве, снимал остропублицистические социальные картины — «Из города Лодзи» (From The City Of Lodz, 1969), «Я был солдатом» (1970), «Фабрика» (1970) и самый значительный из фильмов так называемого «нового документализма» начала 70-х годов — «Рабочие-71: ничего о нас без нас» (совместно с Т. Зыгадло), другая версия — «Хозяева».

В то же время Кесьлевский поставил короткометражку «Подземный переход» (1973) и телефильм «Персонал» (Personel, 1974, главный приз на МКФ в Маннгейме-75), открывающие «игровой» период его творчества, хотя режиссер не ушел из документалистики и в последующие годы, чему свидетельством такие известные ленты, как «Первая любовь» (1974, специальная премия на МКФ в Кракове), «Биография» (1975), «Больница» (1976, главная премия на МКФ в Кракове), «С точки зрения ночного сторожа» (1977, премия ФИПРЕССИ на МКФ в Кракове, премии на МКФ в Нионе и Лилле-79), «Семь женщин разного возраста» (1978), «Болтающие головы» и «Вокзал» (1980). В 1976 году он создает первый полнометражный игровой фильм «Шрам», во многом перекликающийся по тематике и стилистике с документальными работами, а следом — острую публицистическую ленту «Спокойствие» (Spokoj, 1976, выпуск — 1980), одну из первых работ «кинематографа морального беспокойства», безусловным художественным и нравственным лидером которого становится Кесьлевский.

Кшиштоф КесьлевскийЗаметный переход творчества режиссера к синтезу парадокументальной поэтики и более метафорической драматургии начинается в картине «Кинолюбитель» (Amator, 1979, главная премия поровну и приз ФИПРЕССИ на МКФ в Москве; главная премия на МКФ в Чикаго-80), сделавшей его имя известным и за пределами Польши. В период «Солидарности» (Кесьлевский был в 1978-1981 вице-председателем Союза польских кинематографистов, сыгравшего заметную роль в поддержке первого независимого профсоюза Восточной Европы) снимает картину «Случай» (Przypadek, 1981, выпуск — 1987) и телефильм «Короткий рабочий день» (Dlugi dzien pracy, 1981), в которых наряду с политической ангажированностью режиссера проявилось и его стремление найти новую стилистику.

Закончившейся эпохе «Солидарности» посвящена аллегорическая лента «Без конца» (Bez konca, 1984), после чего в творчестве режиссера наступает трехлетняя пауза, из которой выходит совершенно иной Кесьлевский, всемирно известный режиссер, лауреат бесчисленных кинопремий. В 1988 появляются на экране киноверсии двух серий его телевизионного «Декалога», представляющего собой своеобразный перевод библейских заповедей на язык светского кинематографа — «Короткий фильм об убийстве» (премия жюри и приз ФИПРЕССИ на МКФ в Канне, премия «Феликс» за лучший европейский фильм) и «Короткий фильм о любви» (специальная премия на МКФ в Сан-Себастьяне, приз на МКФ в Чикаго). Эти фильмы предваряли выход на телеэкран остальных восьми новелл «Декалога». Проект, не имевший прецедентов в мировом кино, открыл в творчестве Кесьлевского новую черту — склонность к серийности, к драматургическим панорамам, рассматривающим сюжет как бы с разных сторон.

Это произошло, в частности, с картиной «Двойная жизнь Вероники» (La double vie de Veronique, 1991, Франция — Польша, премия экуменического жюри на МКФ в Канне) и в еще большей степени в последней работе режиссера, тоже снятой в сотрудничестве с французскими продюсерами — в метафизической трилогии «Три цвета»: «Голубой» (Blue (Kieslowski), 1993, главная премия на МКФ в Венеции), «Белый» (White, 1993, премия на МКФ в Берлине-94) и «Красный» (Rouge, номинация на «Оскар» за сценарий и режиссуру), отмеченной во Франции в 1995 премией имени Жоржа Мельеса. После завершения трилогии Кесьлевский объявил об окончательном уходе из кино, но все-таки продолжал работу над сценариями следующей символической трилогии «Ад», «Чистилище», «Рай». Однако работу эту прервала смерть.

Кадр из фильма "КОРОТКИЙ ФИЛЬМ О ЛЮБВИ / KROTKI FILM O MILOSCI"

Кадр из фильма "КОРОТКИЙ ФИЛЬМ О ЛЮБВИ / KROTKI FILM O MILOSCI"

Кадр из фильма "КОРОТКИЙ ФИЛЬМ О ЛЮБВИ / KROTKI FILM O MILOSCI"

http://www.horosheekino.ru/KROTKI_FILM_O_MILOSCI.htm



Наверх ↑ Избранные статьи редакции