Другое кино cherti1

Published on Декабрь 3rd, 2012 | by admin

0

КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ! / NAAR DE KLOTE!

Нидерланды, 1996, 104 мин.

Постер фильма "КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ! / NAAR DE KLOTE!"

авторы сценария
ТОН ВАН ДЕР ЛЕЕ
ЯН КЕРКХОФ

режиссер
ЯН КЕРКХОФ

оператор
ЙООСТ ВАН ГЕЛДЕР

музыка
ОТТО ВАН ДЕР ТООРН

в ролях:
ФЕМ ВАН ДЕР ЭЛЬЗЕН
ТИГО ГЕРНАНДТ
ТОМ ХОФФМАН
ХУГО МЕТСЕРС III
 и др.
Номинация на национальную премию «Золотой теленок» в категории «Лучшая актриса» (Фем ван дер Эльзен ), 1992 г., Утрехт, Голландия, 1997

— Ты кто?
— Жаклин.
— Где мы?
— Вместе.
— Куда мы идём?
— Ко всем чертям!

Постер фильма "КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ! / NAAR DE KLOTE!"Секс, наркотики, техно-поп. Конопля растёт на кухне, грибы продают в магазине, таблетки покупают на рэйвах, кокаин берется неведомо откуда, но есть почти у всех. Кинокамеру периодически плющит, глючит и колбасит не по-детски: простая история о хорошей сельской девушке, которая постепенно превращается в наркоторговку и проститутку, расцвечена всеми цветами психоделической радуги.

Это история парочки невинных провинциалов, переехавших в Амстердам и поддавшимся на все искушения 90-х — рейв-вечеринки, экстази, секс на стороне. Керкхоф смотрит на это критическим взглядом и словно на разные голоса повторяет банальные тексты евро-дэнса — «I’m feeling so fine, let’s have party time». Появляется ли смысл? Нет, как ни крути. Кислотная анти-эстетика европейских дэнс-пати, будто бы извлеченная из капсулы времени, разъедает глаз и абсолютно очищена от какого-либо гламура. Понимание того, что люди действительно живут внутри этого яркого ничто, а не проводят уикенд, критично уже само по себе само по себе. Отчаяние Керкхофа от того, что попал в эту цветастую ловушку, проявляется в конце, при неизбежной перестрелке а ля Тарантино. «Послушайте, это же не фильм Тарантино». «Тарантино? Я тебе сейчас покажу Тарантино!» — и вполне себе тарантиновская дырка во лбу…

Личная драма двух вступивших на порочный путь влюбленных то и дело перемежается зарисовками окружающей их танцевальной культуры. В гротескных тонах Керкхоф изображает истории, которых в запасе у любого энтузиаста клубного движения. Спонтанный секс на пике ‘прихода’, которому предаются разряженные фрики; тогровля веществами и их употребление в клубном туалете, соперничество диджеев и появление девчачьих электронных групп-однодневок; борьба за каналы распространения наркотиков и специфические методы ведения наркобизнеса — все это складывается в причудливую гармоничную вселенную, в которой человеческие отношения меряются на граммы, а адекватный человек — тот, кто не успел съесть больше двух таблеток.

Кадр из фильма "КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ! / NAAR DE KLOTE!"С помощью хаотично дергающейся камеры, агрессивного монтажа и экстремальной коррекции, с клиповой скоростью Керкхоф подает зарисовки, которые при всей своей комичности оказываются убедительнее иной документалистики. Абсурдный мир требует абсурдных методов изображения, и выбранный режиссером стиль кислотного натурализма (когда моральные императивы героя раскрываются через поливку конопляного кустика из банки ‘Хайнекена’) наилучшим обьразом отображает шабаш, творившийся в передовых ночных клубах в середине девяностых, в апогее клубного движения.

Вместе с тем, абсурдизм и ерничание режиссера подчинены не столько социальной критике, сколько чисто художественным задачам. Безусловно, прожигание жизни в погоне за приходом автор решительно осуждает, но примерно в той же степени осуждал наркоманию Дэнни Бойл, чья экранизация книги ‘На игле’ сделала из кучки шотландских торчков героев масскультуры. Однако и грубая цифровая картинка с перекрученным контрастом, и бесцеремонность в изображении нравов, и весьма условная драматургия — это в первую очередь составляющие малобюджетного, снятого на одном дыхании фильма. Керкхоф здесь действует не просто как экспериментатор, но как настоящий панк, в произвольном порядке мешающий топорно снятые сцены и упивающийся эффектом. Апофеозом трэша становится финальный, разворачивающийся уже на титрах, массакр с игрушечными перестрелками, гуашевой кровью, dei ex machina в лице прибывающих представителей полиции и разбитой вдребезги роскошной старой ‘Порше’. Машину, между прочим, действительно жалко — в отличие от кукольных героев этого позорища, занятного именно благодаря своей чудовищности.

по материалам Игоря Веселова, InterMedia

ЯН КЕРКХОФО РЕЖИССЕРЕ

В сытой и благоустроенной Голландии бушует невиданной силы трансгрессия, не пойми откуда взявшаяся. Вернее, откуда она взялась, как раз известно — Керкхофа считают своим и в Южной Африке, откуда он бежал в 19 лет от призыва в армию. Керкхоф, противник апартеида, не понаслышке знает об уродстве и несовершенстве окружающего нас мира и в своих сугубо андерграундных фильмах дает свое видение ситуации. Зачастую он взаимодействует с самыми актуальными фигурами — нойз-музыкантом Масами Акитой, известного как Merzbow, самоистязателя Роном Атеем, концептуалистом Мэттью Барни, в его фильмах можно услышать голос его друга Бликсы Баргельда и увидеть застреленного в прошлом году религиозными фанатиками голландского режиссера Тео Ван Гога. Любой из фильмов Керхофа — это «крик разума, истощенный собственным бунтарством», тут лучше Камю не выразиться.

Для того чтобы лаконично объяснить кто такой Ян Керкхоф, необходимо несколько ключевых слов.

 

Кадр из фильма "КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ! / NAAR DE KLOTE!"

Провокация. Секс. Безумие. Годар.
Страсть. Ненависть. Свобода.

Свобода в творчестве поэта и гражданина Керкхофа абсолютна, она и в выборе тем (в студенческой короткометражке Керкхоф превращает распятие в садомазохистскую игру, в «Шабондамской элегии» не чурается жесткого порно, коллаж «Вестерна 4.33«, создаваемый из музыкальных фрагментов и цитат из Маргерит Дюрас, посвящает геноциду начала ХХ века), и в эстетике: его формальные эксперименты стирают грань между игровым, документальным кино и видеоартом. Да, есть еще одно важное для Керкхофа слово — правда. В его фильмах неподдельны не только кровь и сперма. Фраза из фильма Годара «Маленький солдат» о том, что кино — это правда 24 кадра в секунду, как раз про Керкхофа, хотя большинство его фильмв, полнометражных и короткометражных, снято в цифровом формате с использованием всего спектра технических эффектов, которые в нем возможны: стробоскопический эффект, двойная экспозиция, пикселизация и др. Впервые в мире Керкхоф перевел снятый в цифровом формате фильм на 35-миллиметровую пленку.

Кадр из фильма "КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ! / NAAR DE KLOTE!"До конца 90-х назвать самого бесстрашного, провокационного и талантливого голландского режиссера не составляло труда — Ян Керкхоф, конечно. Сейчас так легко не ответишь — вовсе не потому что автор «Ко всем чертям!» и «Шабондамской элегии» перестал снимать. Нет, с ним все в порядке, он по-прежнему делит жизнь между родной Южной Африкой и Нидерландами, его предпоследний фильм «Похороны» (мировая премьера которого состоялась в Москве в 2005 году), как и фильмы 90-х, бесконечно смел, вызывающ и талантлив. Но дело в том, что Яна Керкхофа официально больше нет. Теперь его зовут Арьян Каганоф — любитель эксцентрики и на экране, и в жизни переименовал себя в честь биологического отца, встреченного, когда режиссеру было уже 35. Поэтому в сегодняшней ретроспективе встречаются два режиссера, живущие в одном человеческом теле.

Арьян Каганоф исповедует искусство без границ, в эти дни он представляет выставку своих картин в южноафриканском Дурбане и заканчивает роман «Убийца». Показ своих (и Керкхофа, конечно, тоже) фильмов в России Каганоф воспринял с большим энтузиазмом. В обращении к своим русским зрителям он объяснился в любви к своему любимому русскому режиссеру.

«Все русское кино сконцентрировано для меня в тех немногих работах, что оставила Лариса Шепитько. Их экстраординарный гуманизм, что так или иначе смягчает тревожную пульсацию горечи и грусти, разлитых в фильмах Шепитько. Их живописная чувственность, происходящая из близости к природе, ощутимой даже в городских эпизодах. Классицизм монтажа, всегда следующего законам музыки. И, что важнее всего, присутствие божественного духа, без которого любые наши кинематографические усилия оборачиваются тщетой. По правде говоря, мои работы выглядят жалкими в сравнении с ее. Я польщен тем, что вы показываете мои фильмы, но ее картины лучше, много лучше. Она умерла в 41 год, столько же мне сейчас. Если вы покажете ее безусловный шедевр «Восхождение» вместо моих картин, я буду счастлив». / Арьян Каганоф

 

Не вместо, но вместе! Сразу же после фестиваля голландского кино, в субботу 15 апреля, Ижевский киноклуб показывает фильм Ларисы Шепитько «Восхождение».

АРЬЯН КАГАНОФ (ЯН КЕРКХОФ)дорогие друзья кино
срочно
пока оно не умерло
смотрите мои фильмы
они медленно
очень медленно движутся в направлении…
я еще не знаю, куда

возможно, вам это откроется
сообщите свой вердикт
www.kaganof.com

Обращение режиссера к зрителям его ретроспективы в Ижевском киноклубе, 27 марта 2006 года

http://www.horosheekino.ru/NAAR_DE_KLOTE.htm



Наверх ↑ Избранные статьи редакции